Материалы

photo_2020-01-25 19.34.25

Интервью с Юлианом Рихтером

Playspaces.ru
1204
0

Предлагаем вашему вниманию фрагмент многочасового интервью с Юлианом Рихтером старшим, которое было сделано Марий Соколовой и Инной Котляр, психологами проекта «Хочу гулять» и бюро «Александр Фронтов и архитекторы» (далее в интервью «ХГ») летом 2018 года в рамках нашего нового образовательного проекта.

Юлиан Рихтер-старший, основатель компании «Riсhter Spielgeräte GmbH“, разработчик критериев оценки и тестирования стандартов безопасности  EN (European Harmonized Standard for Commercial Playground Equipment), председатель Европейского комитета по стандартизации, сертификации и обслуживанию оборудования, соавтор комментариев к Европейским стандартам безопасности Playground Equipment : Safety in Europe’s playgrounds An illustrated guide to European Standards EN 1176.

Наше очное знакомство с Юлианом Рихтером-старшим состоялось жарким летом 2013 года, когда мы приехали в небольшую деревушку Фрасдорф, уютно расположившуюся у подножия Альп. Именно там расположены офис и мастерские компании «Riсhter Spielgeräte GmbH“. С первой минуты встречи вся наша команда (ландшафтное бюро «Александр Фронтов и архитекторы» AFA») была очарована этим человеком с глазами и душой ребенка, сочетающим в себе высокий профессионализм и открытость. С тех пор мы регулярно посещаем производство, обсуждаем новые проекты. Но прежде всего мы едем  за вдохновением, за советом, за новыми идеями, за поддержкой и за радостью общения. Юлиан Рихтер так же частый гость в России, где он читает лекции, проводит мастерклассы и семинары, круглые столы и консультации. Российским читателям он может быть знаком по переводу лишь одной книжки, давно ставшей раритетом, но не потерявшей своей актуальности: Агде Г., Нагель А., Рихтер Ю. Проектирование игровых площадок 

ХГ.: Уважаемый господин Рихтер, какая на Ваш взгляд культурная функция у детской площадки?

Ю.Р.-с.: Знаете, а я бы вот такой вопрос задал — какой бы была детская площадка, если бы взрослые вдруг взяли и создали такие места, где детские потребности, например, в игре или движении, удовлетворяются? Нужна бы детская площадка тогда?.. То есть я хочу сказать, что детская площадка изначально построена на идее компенсации. Мы придумали детскую площадку для детей, чтобы им было где быть в недетском городе, чтобы они могли развиваться там, где для этого нет условий.

Интересный еще вот такой вопрос – детская площадка построена на идее компенсации, но какой бы она была, если бы не нужно было компенсировать возможность удовлетворять свои потребности? Какой бы она была, если бы весь город был для детей открыт?

Я вам больше скажу. Я считаю, что архитекторы, дизайнеры, педагоги и психологи — это особые люди в городе, компенсируют то, что детям жизненно важно, то, чего детей лишили другие взрослые.

Получается, что мы с вами, строя хорошие детские площадки, отстаиваем интересы детей.

ХГ.: Вы очень часто говорите о том, что самое важное на площадке то, что делает ее хорошей, это атмосфера. Что Вы имеете в виду?

Ю.Р.-с.: Давайте я пример приведу. Вот холмы на площадке делают атмосферу.

То есть для атмосферы, например, нужно несколько измерений, а не плоскость. Ведь дети нуждаются в защищенности, и холмы это ощущение дают. Так что маленький холмик на площадке может сделать делает то, что не сделает самое крутое оборудование.

И вообще, три измерения всегда лучше, чем два. А два в любом случае лучше, чем одно, чем плоскость.

ХГ.: Вы часто в своих докладах используете слово «игра». Это очень широкое понятие и разные люди вкладывают в это слово разный смысл. Что оно означает для Вас?

Ю.Р.-с.: Игра – это не использование качелей, а решение использовать качели. Игра — это путь принятия решения как я это буду использовать. Я сам решаю, это мой путь. Это свобода принятия решений. И это определяет качество жизни. У меня должно быть ощущение – я могу принимать решения. То, что тренинг, упражнение – это не игра!!! Игра в футбол – это не игра. Чем больше организованности, тем меньше игры. Играть – это самому играть, а не тогда, когда с тобой играют.

Как бы там ни было игровые площадки ‒ не самые важные пространства в этом мире. Это вопрос потребности детей ‒ они должны иметь возможность играть в любом месте в любое время. В игре нет ничего особенного ‒ это их образ жизни. Но этого места и времени не существует в нашем мире как он есть ‒ у них нет достаточно места и достаточно времени, для того, чтобы действительно быть детьми, расти так, чтобы не подвергаться сильной манипуляции.

Например, в типичном парке аттракционов дети ничего сами не делают. Они пассивны, их «играют». А вот в Play Mobile парке дети активны, они там играют. Там очень особая игровая атмосфера.

Сверхидея детской площадки – помочь детям играть, а это значит в отдаленном будущем — помощь людям самим принимать решения, быть креативными, социальными. Моя очень идеальная цель – это город, общество, которое социально реагирует, креативно реагирует, принимает решение и несет ответственность. И детская площадка — это кирпичик – детские пространства – это место, где дети свою индивидуальность развивают.

ХГ.: А почему оборудование Вашей компании выполнено в основном из дерева? Это же достаточно дорогостоящий материал.

Ю.Р.-с.: Да, дорого. Но у него масса преимущество. Оно же живое, это натуральный природный элемент. Дерево зарождается, растет, входит в полную силу, мы из него делаем площадку, через какое-то время оно гниет и возвращается в землю, чтобы вновь возродиться! Ни пластик, ни металл так не изменяются. Я вообще считаю, что пластик медленно губит нашу планету и я не хочу, чтобы моя компания участвовала в этом.

Я люблю гладить дерево, оно каждый раз разное, но всегда приятное на ощупь, оно живое. Наверное, еще и поэтому наше оборудование деревянное.

ХГ.: Вопрос к Вам как к эксперту по рискам на детской площадке.  Что такое риск и должна ли детская площадка быть на 100% безопасной?

Ю.Р.-с.:  Одна из самых больших ошибок, сказать, что риск и опасность ‒ одно и то же. Риск становится опасностью, когда мы не справляемся с ним правильным образом. Если опасность осознана, то она перестает быть опасностью, а становится риском. И тут важно осознать. Ведь главный вопрос — вопрос предотвращения. Если вы хотите справиться с риском, когда все уже прошло, то уже поздно. Когда ребенок под машиной, то уже поздно рассуждать о риске и безопасности. Поэтому ответственность взрослых — заранее превентивно помочь им понять. Тогда дети смогут развивать собственные способности, чтобы травматичных событий не происходило.

ХГ.: Мы наблюдаем интересный феномен во многих городах нашей страны. Родители хотят, чтобы детские площадки были покрыты резиной, а не песком или щепой. Как Вы это объясните? Почему?

Ю.Р.-с.: Это не только родители в вашей стране. У нас долгие годы тоже все хотели только резину. Резина – дорогой, специально сделанный материал. А земля, газон, щепка, песок – это же везде есть под ногами и оно (как кажется на первый взгляд) ничего не стоит. Поэтому если на площадке лежит что-то специальное, дорогое, то родитель ощущает – о его ребенке и о нем позаботились, ребенка и его уважают. А если насыпали «бесплатного» песка, то никакого уважения не проявили.

Но вот давайте посмотрим другими глазами на эту проблему. Резина чаще всего чистая, на ней ничего не задерживается. А на покрытии из песка всегда есть то камушек, то листик, то он чуть намок и стал комочком. Это то, что привлекает внимание ребенка, будит его воображение. Он идет к этому комочку, его рассматривает, это будит его  любопытство, рождает вопросы, диалог. Это те важные детали, которых нет в резине или бетоне, которые просто на земле, которые так любят дети и которые так нужны детям.

Вот такая площадка нужна детям, живая, будящая воображение, разная, меняющаяся.

 

Продолжение следует

Добавить комментарий